wladdaw.ru - Четыре типа романтических отношений между женщиной


Романтические отношения между женщинами

В этот пост я вставила картинки из наиболее популярных анимэ жанров сёдзе-ай, юри и анимэ, в которых встречаются женские пары. Все перечисленные анимэ проходят тест Бедхель и рекомендуются к просмотру всем желающим.

Романтическая дружба между женщинами

Многие историки полагают, что до конца XIX — начала XX века близкие, эксклюзивные и даже эротические отношения между белыми женщинами среднего и высшего классов в англо-европейской культуре считались нормальными и совместимыми с гетеросексуальным браком. Для того чтобы назвать богатую историю таких отношений и вместе с тем обозначить различия между ними и современными гомосексуальными отношениями, вводилось много терминов. На сегодняшний день для обозначения этих отношений между женщинами наиболее широко употребляется термин «романтическая дружба».

[Читать]
«Голубые цветы»

Что такое «романтическая дружба»

Элизабет Мейвор (Elizabeth Mavor) в работе «Ленголленские леди: Исследование романтической дружбы» (1971) указывает на очевидную социальную допустимость любви между двумя женщинами в Англии XVIII века. В своём исследовании, посвящённом Элеанор Батлер и Саре Понсонби, двум женщинам, которые сбежали вместе, она замечает, что семья Понсонби, несмотря на беспокойство, всё-таки была рада, что она не сбежала с мужчиной.
В «Хэмвудских записях Ленголленских леди и Кэролайн Хэмильтон» говорится, что один из родственников, который, похоже, верил, что «непристойными» могут быть только отношения между противоположными полами, заметил о поступке Сары: «хотя это кажется неблагоразумным, я уверен, что в этом нет серьёзной непристойности. Не замешан ни один джентльмен, и, судя по всему, мы имеем дело всего лишь с порывом романтической дружбы».

Хотя Элизабет Мэйвор использует в работе о Ленголленских леди характерное для XVIII века выражение «романтическая дружба», оно не вошло в широкий оборот и научные круги до публикации книги Лиллиан Фадерман (Lillian Faderman) «Преодолевая мужскую любовь: романтическая дружба и любовь между женщинами от Ренессанса до современности» (1981).


"Клубничная тревога"

Фадерман применяет этот термин к широкому спектру женских эмоциональных, страстных и порой эротических взаимоотношений до Первой мировой войны в США, Великобритании и других странах Западной Европы, преимущественно во Франции. Но более важной, чем история термина, является история идеи — принятой историками и литературоведами — и её влияния на изучение гомосексуальной культуры в целом.

Уильям Р. Тейлор (William R. Taylor) и Кристофер Лаш (Christopher Lasch) довольно рано начали говорить о феномене в американской культуре XIX века, который они назвали «сестринскими отношениями». Они были одними из первых историков, которые признали существование таких отношений, установили их социальную допустимость и заявили, что называть их «лесбийскими» было бы неверно.

Историк Кэрол Смит-Розенберг (Carroll Smith-Rosenberg) приветствовала внимание Тейлора и Лаша к явлению, которое, по её словам, «мы сознательно или бессознательно решили игнорировать». Однако, в отличие от Тейлора и Лаша, она видела в этом «женском мире любви и ритуала» не побочный эффект разрушения семейных связей, а скорее следствие ужесточившихся в тот период норм, регулировавших межполовые отношения. Гомосоциальные сферы становились безопасным местом для отношений между женщинами — «социально приемлемых и полностью совместимых с гетеросексуальным браком».

Допустимость романтической дружбы

Упомянутое выше исследование романтической дружбы Лиллиан Фадерман на текущий момент является наиболее полным и влиятельным. Она предполагает, что до начала XX века романтическая дружба приветствовалась и даже была в моде. Хотя переодевание в одежду другого пола и прочие признаки посягательств на мужскую власть и привилегии часто встречали противодействие, интимность и эротические проявления между женщинами порицались редко.

Фадерман утверждает, что женщины в то время часто не догадывались о сексуальной природе своей исключительной привязанности к другой женщине, так как усвоили точку зрения о том, что женщины в сексуальном плане всегда пассивны, холодны. Только в постфрейдистскую эпоху, говорит она, женщины массово осознали свой эротический потенциал.

Фадерман считает, что масштабная трансформация в общественных взглядах на близкие однополые отношения пришлась на конец XIX — начало XX столетия, когда сексологи начали маркировать такие связи как «лесбийские» и «извращённые». А до того времени в англо-европейской культуре их невинно и неопределённо называли «романтической дружбой» и отнюдь не осуждали.

Новый взгляд на страстные письма женщин

Такое восприятие романтической дружбы подтолкнуло литературоведов к новому прочтению страстных писем, которыми женщины обменивались друг с другом до начала XX века. Собственно, исследование Фадерман выросло как раз из её интереса к поэзии и переписке Эмили Дикинсон, американской поэтессы XIX века, чьи письма к будущей жене своего брата Сью Гилберт содержали изобильные уверения в любви и страсти.


"Юная революционерка Утэна"

Фадерман и другие отмечают, что многие биографы XX века взяли на себя смелость опустить наиболее откровенные выражения в женской переписке и приложили большие усилия, доказывая, что они являются всего лишь характерным элементом сентиментального прошлого.

Одна из биографий Мэри Уолстонкрафт служит прекрасным примером такого осторожного подхода к этой теме. Биограф отметил, что для него стала «облегчением» информация о том, что Уолстонкрафт была «втайне неверна» Фанни Блад, которой посвятила много любовных писем. Очевидно, автор биографии счёл такую неверность доказательством того, что Уолстонкрафт не была лесбиянкой.

Трактовка лесбийства как сексуального отклонения

Британская писательница XIX века Джордж Элиот, в ранних романах которой описано много случаев близкой женской дружбы, наверняка черпала вдохновение в своей романтической дружбе с Сарой Софией Хеннелл. Однако позже лесбийский подтекст собственной прозы стал её беспокоить. Элиот, которая отношения свободно говорила по-немецки и вращалась в международных интеллектуальных кругах, наверняка знала о возрастающем интересе немецких учёных к сексуальным патологиям. Возможно, именно это подтолкнуло её оставить лесбийскую тему.

Фадерман полагает, что литература, в которой лесбийская любовь связывалась со злом и патологией, в большом количестве появилась во Франции и Германии ещё за несколько лет до того, как эта точка зрения стала доминирующей в Великобритании и США. Она цитирует много пассажей о порочности и экзотичности лесбийства, написанных Готье, Бальзаком, Золя, Бодлером.


Грязная парочка

Тем не менее американская литература XIX века тоже не лишена примеров патологизации лесбийства. В романе Маргарет Дж. М. Свет (Margaret J. M. Sweat) «Любовная жизнь Этель» Леонора представлена как «организм», любопытная патология которого вызывает у неё влечение к другим женщинам.
Луиза Мэй Олкотт, больше всего известная как детская писательница, создала два романа, которые, отчасти отражая типичную точку зрения на романтическую дружбу, в то же время намекали на нечто «менее невинное». В книге «Работа: История познания» романтическая дружба Кристи и Рэйчел разрушилась из-за туманно описанного пагубного пристрастия Рэйчел. В «Старомодной девушке», хотя Ребекка и Лиззи и превозносятся как феминистские художницы, придерживающаяся традиционных взглядов Фанни ожидает от них «грубости и мужеподобности», называя их «созданиями другого рода».

Переходный период

Генри Джеймс и Мэри Уилкинс-Фримен считаются авторами переходного периода, их тексты отражают сдвиг от социальной приемлемости романтической дружбы в американской культуре девятнадцатого века к восприятию близких однополых отношений как патологии или извращения в веке двадцатом.

В романе «Бостонцы» Джеймс описывает «бостонский брак» между Олив и Вереной как вполне общепринятый аспект жизни в Новой Англии. Однако он также изображает Олив в этих отношениях манипуляторшей и «вампиршей».
Детективный рассказ Мэри Уилкинс-Фримен «Длинная рука» отражает растущее в культуре подозрение насчёт отношений между женщинами, однако даёт возможность высказаться и тем, кто считает, что на их романтическую дружбу оказывает давление общество, не приемлющее более широкого толкования дома и семьи.

Творчество Сары Орн Джуитт и Уиллы Кэсер, которых разделяет всего одно поколение, демонстрирует, с какой быстротой произошла эта смена парадигм. Джуитт, писавшая в конце XIX века, ещё могла описывать романтическую дружбу между женщинами достаточно открыто — например, в рассказе «Госпожа Марты».


"Жрица Луны, жрица Солнца"

Однако Кэсер, как отметила Шерон О'Брайен (Sharon O'Brien), использует более закодированный язык. Критики считают, что мужской пол рассказчиков в книгах Кэсер — только художественный приём, необходимый ей для выражения лесбийских чувств без риска считаться лесбиянкой в обществе, которое шло по пути осуждения однополой близости.

Джуитт, которая во многом была наставницей Кэсер, возражала против её литературного притворства, расценивая его как лицемерный «маскарад», прикрытие для подлинных чувств. Однако Джуитт не понимала изменившихся реалий, в которых творила Кэсер. Вероятно, Джуитт была бы удивлена, если бы узнала, что её письма, опубликованные посмертно, подверглись цензуре и были сокращены на 80 процентов.

Значение гипотезы о романтической дружбе

Гипотеза о романтической дружбе обеспечила безопасный контекст для поиска и изучения творчества литературных предшественниц — важная часть лесбийских литературных исследований 70-х годов. Для культуры, существование которой отрицалось, а история была стёрта, обнаружение исторических ролевых моделей, литературных праматерей, на которых можно было сослаться, стало источником вдохновения и силы.

В этом отношении понятие о романтической дружбе открыло нам часть истории и одновременно дало ценный урок исторической правдивости. Теперь мы знаем, сколь разнообразные формы принимали гомосоциальные связи в англо-европейской культуре на протяжении последних четырёхсот лет. Мы также узнали, что то, что кажется знакомым современным гомосексуальным читателям, могло означать для автора прошлых веков нечто совершенно иное. Эту мысль более полно развил Мишель Фуко.


"Дева Мария смотри за вами"

Эта идея о гомосексуальности как относительно новой сфере идентичности вызвала давно назревший пересмотр того, что же является «лесбийской литературой»: это тексты авторства открытых лесбиянок, тексты о лесбиянках или тексты, в которых могут узнать себя современные читательницы-лесбиянки? А может быть, лесбийство — это метафора сопротивления? Является ли лесбийской литература, которая в более широком смысле романтические отношения между женщинами противостоит мужским и гетеросексуальным нормам в языке и повествовании?

Преуменьшение элемента сексуальности

Хотя гипотеза о романтической дружбе дала гомосексуальным читательницам связь с предшественницами и более сложное понимание лесбийской истории и литературы, она также, по утверждению некоторых, преуменьшает сексуальный аспект. Кажется, что в книге «Преодолевая мужскую любовь» генитальный контакт между женщинами намеренно отбрасывается и рассматривается как относительно несущественный элемент лесбийской самоидентификации.

Если «женщина, идентифицирующаяся с женщинами» из 70-х и начала 80-х годов приветствовала мысль о романтической дружбе, то лесбиянки 1990-х (вероятно, уже знакомые с «сексуальными войнами» среди феминисток) часто относились к этой концепции как к подозрительно асексуальной и видели в ней сведение лесбийской истории к истории феминисток, которым нравится обниматься.


"Сейлор-Мун"

Некоторые современные критики, такие как Лайза Мур (Lisa Moore), ощутили, что эта модель, хотя и расширяет рамки истории лесбийской литературы, в то же время навязывает «запрет на догадки о сексе между женщинами в прошлом». Исключение возможности секса из однополых отношений в гипотезе о романтической дружбе — само по себе указывает на факт, что эта идея родилась в конкретный момент недавней истории лесбийского феминизма.

Под влиянием идеи Адриэнны Рич (Adrienne Rich) о «лесбийском континууме» и концепции «женщины, идентифицирующейся с женщинами» гипотеза о романтической дружбе, выдвинутая историками и литературоведами, была олицетворением лесбийско-феминистских ценностей конца 1970-х — начала 1980-х годов. Фадерман признаёт, что в лесбийском феминизме она нашла «современный аналог романтической дружбы» и что «в определённом смысле любовь между женщинами вернулась к истокам».


Пересмотр предположений о романтической дружбе

Хотя в последней книге Фадерман «Странные девушки и сумрачные любовницы» она утверждает, что «женские интимные отношения повсеместно одобрялись во все столетия, кроме нашего», таким образом ещё ярче подчёркивая разницу между XIX и XX веками, предположения о том, чем же была романтическая дружба, всё ещё подвергаются переосмыслению.
Лайза Мур говорит, что идея романтической дружбы сосуществовала с «настороженностью» по отношению к сексу между женщинами. Она приводит роман английской писательницы Марии Эджуорт «Белинда» (1801) и суд над двумя шотландскими учительницами из школы Пири и Вудс, которых обвинили в сексе с ученицей, как примеры страха перед лесбийской сексуальностью и попыток белых женщин среднего класса откреститься от этого явления, которое приписывали исключительно иностранкам и представительницам низов.

Мэри Э. Вуд (Mary E. Wood) также отказывается от гипотезы о романтической дружбе и сугубо сексологического подхода, считая, что идеология раздельных гомосоциальных сфер предоставляет модель, которая присваивает себе историю американок XIX века наподобие Маргарет Фуллер и манипулирует ей для создания бунтарской формы лесбийской идентичности.

Заключение

Таким образом, идея романтической дружбы остаётся спорным моментом в истории однополых контактов и отражает сложные взаимоотношения между историей и социально обусловленным взглядом историка.


"Уважаемый старший брат"

До сих пор доподлинно неизвестно, чем же являлись близкие и эротические взаимоотношения женщин до возникновения современной лесбийской идентичности. Однако концепция романтической дружбы углубила наше понимание об отношениях между женщинами в далёком и не столь далёком прошлом. Как часть уникальной гомосексуальной литературной традиции, романтическая дружба продолжает служить поводом к обсуждению места сексуальности в лесбийской самоидентификации, лесбийской литературе и истории.
Мэрилинн Диггс
Перевод: Анна Занина
Источник-https://vk.com/pages?oid=-7525 8207&p=%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%82%D 0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F _%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0_%D 0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83_%D0%B6%D0%B 5%D0%BD%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B 8


Источник: http://femunity.livejournal.com/692261.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Сексуальные отношения между мужчиной и женщиной Сглаз молодых на свадьбе

Романтические отношения между женщинами Романтическая дружба между женщинами : femunity
Романтические отношения между женщинами Дружба между женщиной и мужчиной возможна!?
Романтические отношения между женщинами Однополые отношения. Женщина влюбилась в
Романтические отношения между женщинами Любовь между женщинами. - Форумы
Романтические отношения между женщинами Романтические отношения - m
Романтические отношения между женщинами Любовь между женщинами
NoblePeople В воспитании детей разведенные родители должны Галерея - E.Mi К чему снятся Прыщи во сне - m Как увеличить губы в домашних условиях: эффект Летняя подростковая, праздничная одежда для Маски для волос с димексидом - 5 ЛУЧШИХ РЕЦЕПТОВ и отзывы Новости Приказ Минздрава РФ ОТ N 342 ОБ УСИЛЕНИИ Прикольные поздравления молодым с днем свадьбы

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ